ПРАВО ПЕРВОЙ СЦЕНЫ / Приамурские ведомости № 30 (7480) 23.03.2012 / о премьере спектакля "Широколобый" Елена Романова

ПРАВО ПЕРВОЙ СЦЕНЫ

рассказ о буйволе по кличке Широколобый впервые в мире поставлен в хабаровском театре

САМ ИСКАНДЕР ГОВОРИЛ, ЧТО ХОТЕЛ НАПИСАТЬ РАССКАЗ О НАСТОЯЩЕМ МУЖЧИНЕ, ИСПОЛНЕННОМ ДОСТОИНСТВА, ЗНАЮЩЕМ ЧТО ТАКОЕ ЧЕСТЬ, СИЛЬНОМ И БЛАГОРОДНОМ. ТАКИЕ, УВЫ, РЕДКО ВСТРЕЧАЮТСЯ В ЖИЗНИ. 

Знаменитый роман нобелевского лауреата Фазиля Искандера «Сандро из Чегема», переведенный на множество языков, не раз вдохновлял режиссеров всего мира на театральные постановки и создание кинофильмов по отдельным его главам. 

Главный режиссер Хабаровского краевого театра драмы и комедии Владимир Оренов много лет мечтал дать сценическую жизнь 27-й главе, названной, как и его спектакль, «Широколобый». 

Это история жизни одного буйвола, которого так и звали —Широколобый.  Конечно же, на сцене сущность героя показана несколько абстрактно: играют Широколобого сразу три актера по очереди, а когда это сценически оправдано - вдвоем, а то и втроем одновременно. 
 
Владимир Оренов считает, что в понимании персонажа они едины с автором романа. Сам Искандер говорил, что хотел написать рассказ о настоящем мужчине, исполненном достоинства, знающим что такое честь, сильном и благородном. Такие, увы, редко встречаются в жизни. Не найдя прототипа среди людей, а возможно и желая усилить мужественность персонажа, возвести ее в нем до абсолюта, писатель обратился к животному миру и нашел все необходимые качества в буйволе. 
 
Сегодняшняя российская сцена весьма лояльна к альтернативным мужским персонажам. Свободу самовыражения получили и на первый взгляд довольно традиционные в своей ориентации метросексуалы, и откровенные «меньшинства»... Оренов признается, что не считает себя гомофобом, но в последнее время чувствует и в обществе, и в искусстве нехватку по-настоящему мужественных персонажей, оттого и решил поставить «Широколобого».      
 
И все же этот рассказ не о животных, он действительно о людях, их чувствах, характерах и поступках. Поэтому и костюмы актеров, играющих буйвола, его возлюбленных и других хвостатых персонажей, ни одной деталью не дают намека на представителей фауны. Характеры всех прочих персонажей, прописанных у Искандера как люди, — хозяева животных, пастухи, чегемцы, рыбаки, работники бойни и другие — выражены и в достаточно экзотичных одеяниях, не имеющих к Чегему совершенно никакого отношения, и даже в манере разговаривать.
Три ипостаси Широколобого поделены между тремя актерами: Виктор Асецкий в белом фраке отражает юность буйвола, чистоту его души, нежность, Сергей Юрков в красном — его бойцовские качества, а Дмитрий Кишко в черном представляет философско-мыслительную часть буйвола. Ивсе же этот рассказ не о животных, он действительно о людях, их чувствах, характерах и поступках...
Спектакль довольно эклектичен, в том числе в выразительных средствах. Три возлюбленные буйвола предстают в совершенно разных образах. И если первая «буйволиха», разбудившая страсть в молодом самце, одета, как аргентинская невеста, то вторая, внушившая ему крепкую привязанность с настоящими семейными отношениями, похожа на замоскворецкую купчиху, а третья возлюбленная оказывается и вовсе бизнес-вумен.
 
Вообще художественное оформление спектакля сыграло большую роль в силе его воздействия на зрителя и отражении авторской идеи. Этот спектакль получился очень зрелищным. Мобильные декорации не только помогают актерам органичнее чувствовать себя в непривычных драмтеатру ролях, но и усиливают отдельные мизансцены.

«Широколобый» — очень пластичный, музыкальный спектакль. Над танцевальной частью трудились сразу два хореографа. В помощь хабаровскому хореографу-постановщику Андрею Крылову из Владивостока прибыл Андрей Нартов — единственный на Дальнем Востоке специалист по степу. Он рассказывает, что наши молодые актеры очень пластичны, с ними было легко работать. Степовые номера держат ритм спектакля, усиливают отдельные эпизоды, добавляют ему движения и ярче иллюстрируют разворачивающиеся на сцене драматические события.

«Широколобый» оказался довольно дорогостоящим спектаклем, к работе над которым были привлечены люди, не имеющие отношения к Хабаровскому краевому театру драмы и комедии. Помимо единственного на сегодняшний день живущего в Хабаровске композитора Дмитрия Голланда, специально для этой постановки написавшего волшебные мелодии гор, и хормейстера Елены Кретовой, записавшей на них поразительно красивое многоголосье, в создании спектакля также приняли участие известный хабаровский художник Владимир Хрустов, главный художник по свету Государственного концертного зала имени Чайковского и даже чемпионка мира и Европы по стрельбе из лука Анна Путцева! Словом, в этом спектакле много пластов, в которых зрителю придется разбираться самостоятельно.

— В этом материале есть все, что я люблю, — рассказывает Владимир Оренов. — Любовь, сразу в трех вариантах, отстаивание чести, битва с врагами, искреннее добродушие. Кстати, Искандер дал право первой постановки именно нашему театру, я сам приезжал к нему с просьбой. Это важно — быть первыми, ставить то, что еще нигде не игралось. Говорят, все ученые делятся на тех, кто прошибает лбом стены, и тех, кто «подчищает» за первыми. Я не хочу, чтобы наш театр был таким «подчищающим».

Зная хабаровского зрителя, нельзя исключить опасения, что эта постановка, хоть и будет интересна вдумчивому театралу, не привлечет широкие массы. Однако когда-то пора начинать не только развлекать, но и воспитывать своего зрителя. Когда на одной сцене десятилетиями собирают аншлаги незатейливые комедии положений, делающие кассу, но не оставляющие после себя ничего, кроме улыбки, это развращает и актеров, и тех, для кого они работают.

Елена РОМАНОВА 

 

Источник: Приамурские ведомости № 30 (7480) 23.03.2012



Информация опубликована: 23.03.2012 24:21


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27