Репортаж из-за театральных кулис / Амурский меридиан №13 (651) 28.03.2012 / о репетиции спектакля "Широколобый" Елена Голуб

Корреспонденту «АМ» во время спектакля удалось проникнуть туда, где еще не был ни один зритель — в таинственное закулисье

Репортаж из-за театральных кулис  

Работать в театре опасно для жизни. Об этом меня сразу предупредил знакомый актер:

 

- Ну, где мы тебя за кулисами усадим так, чтоб после спектакля ты жива осталась? Во время выступления тебя могут просто затоптать, задавить тележкой из реквизита или прибить осветительным прибором. Нравится перспектива? 

Прикоснись к прекрасному

Оказывается, за кулисами Хабаровского краевого театра драмы и комедии не менее интересно, чем в зале во время спектакля — вот тут действительно работа кипит.

Воздух подернут серой дымкой. Повсюду разбросаны шляпы, ленты, плащи, доски, столы, фломастеры. Огромная телега стоит рядом с бутафорской кабиной грузовика. Люди носятся из угла в угол, переставляя с места на место различные предметы. Я иду по стеночке, чтобы никому не попасться под ноги.

- У тебя координация движения хорошая? – вдруг сурово спрашивает меня мужчина в красном костюме. – Смотри, ничего не задень. Пара неосторожных движений – и осветительные приборы в двадцать тонн весом свалятся на сцену.

В премьерном спектакле «Широколобый» участвует двадцать шесть актеров,  и все они сейчас находятся именно здесь – за кулисами. Даже странно, как на таком маленьком пространстве может поместиться сколько народа.

Девушки в строгих бежевых брючках выполняют хореографические номера.

- Мы сегодня целое утро репетировали танец, - говорит актриса из хореографической труппы. – Я уверена, что мы хорошо подготовлены и не ударим в грязь лицом.

Худой парень в серебристом костюме разговаривает с мужчиной в строгом черном сюртуке. Как ни стараюсь, я не могу заметить ни капли волнения на лицах актеров — все спокойны, будто проглотили банку успокоительного. Режиссер раздает последние советы  и указания:

- Уважаемый журналист, - обращается он ко мне. – Спрячьтесь, пожалуйста. Мое общение с артистами – интимный процесс и никто посторонний не должен во время него присутствовать!

Взгляд со скамейки

- У нас опасно – можем тебя нечаянно поранить или покалечить. Поэтому во избежание чрезвычайных ситуаций садись лучше на скамейку. Во время спектакля мы не думаем ни о чем ином, кроме своей роли, - предупреждают меня один из актеров. 

Я осторожно сажусь около плотной шторы кулис и жмусь к стене. На меня даже никто не смотрит. Режиссер объявляет начало спектакля — грянула музыка.

Первое, на что я обращаю внимание: за кулисами не слышно почти ничего из того, что происходит на сцене. Зато все очень хорошо видно. Актеры работают без микрофонов, и порой, когда смолкает музыка, скрежет и гвалт, на пару секунд наступает звенящая тишина. Мгновение – и ее рассекает громкий актерский голос:

- Буйвол, как мулла, справедливость любит! Он сломал в драке рог другому буйволу! Эх, Широколобый, Широколобый…

Я успеваю следить и за происходящим на сцене, и за кулисами — даже не могу сказать, что из этого меня увлекло больше. Второе открытие - во время спектакля за кулисами находиться действительно страшно. Не зря меня предупреждали об этом актеры. Особенно когда на сцену выкатили огромную телегу. Ее тащили сразу несколько человек. И если бы они неосторожно покатили ее в мою сторону, меня бы просто размазало по стене, как жвачку.

Третье наблюдение - все актеры выходили в зал с широкими улыбками (в зависимости от роли), а на скамейку, где  сидела я, шли с точно такими же веселыми лицами, хотя уже их и нельзя было увидеть из зала. Словно еще не вышли из роли.

Один из актеров забыл слова и помощник режиссера в ту же минуту подсказала ему.

Знакомый актер Игорь РОМАНИШИН изображал на сцене рычащее существо. Издав в зал нечеловеческий крик, он с милой улыбкой повернулся к закулисью, подошел ко мне и спросил:

- Не скучно?

- Конечно, нет!

Я ожидала, что за кулисами актерам без конца будут поправлять грим. А н нет! Оказывается, что этот спектакль его и не требует. Хотя некоторые все-таки решили добавить пару ярких штрихов в свой образ.

- Гримм – это важно, понимаете? Он помогает перевоплотиться, - объяснил один из актеров. – И к роли так привыкаешь быстрее…

В общем, смотреть «Широколобого» из-за кулис было очень интересно. Сейчас меня мучает другой вопрос: как же этот спектакль выглядит с другой стороны сцены? 

Елена ГОЛУБ 

 

Источник: Амурский меридиан №13 (651) 28.03.2012



Информация опубликована: 28.03.2012 00:16


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27