Терция, сыгранная по ролям / "МК" в Хабаровске 4-11 апреля 2012 года/ Светлана Рослякова

ВЕСЬМА НЕОДНОЗНАЧНО ВСТРЕТИЛ ХАБАРОВСКИЙ ЗРИТЕЛЬ ПРЕМЬЕРУ СПЕКТАКЛЯ «ШИРОКОЛОБЫЙ» В КРАЕВОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ И КОМЕДИИ. Кто после первого акта уже не возвратился во второй, а кто и в антракте сидел с раскрытым ртом, не в силах произнести ни слова. Недаром режиссер-постановщик Владимир Оренов так волновался накануне - было от чего.

Здесь все впервые: постановка, на которую Владимир Борисович получил добро персонально от Искандера, театральный балет, вернувшийся к жизни на хабаровской сцене, одновременная игра света, мрака, музыки и двадцати шести актерских персоналий. Плюс главный герой - сразу в трех ипостасях. В общем, понимаете, что ничего не понимаете?

Вы на всякий случай перед просмотром прочтите одноименную новеллу, в которой повествуется о мыслях доброго, умного и храброго буйвола по кличке Широколобый по дороге на бойню - туда, Где Лошади Плачут.

В вольной трактовке автора спектакля всех животных и даже Трактор с большим удовольствием - и это видно - играют люди. Да еще в таких костюмах, что не знаешь, смеяться, рыдать или делать все одновременно.

Например, Широколобые одеты в строгие костюмы типа тореро - белый, красный, черный. И само действо уж очень напоминает корриду, поделенную на три части - терции (боевое построение. - Авт.).

В первой терции перед нами в девственно белом предстает Виктор Асецкий. Это воспоминание о юности Широколобого. Молодой бычок тулится к маме, встречает первую любовь - телочку в таком же ослепительно белом наряде.

Терция №2. Юношескую пылкость сменяет Сергей Юрков в красном - страсть, жестокий бой, оторванный рог у соперника, одетого в военный френч. Вторая любовь - разгульная телка в русской шали и с чечеткой наперевес.

Медведь, которого завалил наш герой, действительно хорош - в коричневой плюшевой накидке подобно римскому кесарю встал повыше, заорал и вывалил язык.

Терция №3. Дмитрий Кишко в черном. Третья буйволица в строгом костюме офис-менеджера.

Бесконечные воспоминания: старость - не старость, но зрелость, опыт и... эшафот.

Главный инженер скотобойни, как и подобает чину, всех сразил наповал, явившись в костюме Наполеона. Слушайте, это сколько надо фантазии, чтобы, казалось бы, унылый, вынимающий душу текст заиграл вот такими яркими рубинами. Браво, маэстро!

Терции то веером распадаются, то вихрем переплетаются в толстый жгут Судьбы. И тогда на сцене мы видим сразу двоих, а то и троих Широколобых вместе. Терции отбиты друг от друга четким степом скотного двора. Черепахи, сороки, буйволы, козы и белая лошадь выступают единым фронтом и нещадно режут шпорами специально подостланные на сцену доски.

Мурашки по коже. Иногда, заполнив собой все пространство сцены, они от радости танцуют то ли семь- сорок, то ли что-то еще. Но могут изобразить и нечто устрашающее. Ведь там, Где Лошади Плачут, не забалуешь: об пол гремят кости забитых животных. Рекой со сцены в зал льется кроваво- красный свет, и в уши бьет тревожная музыка. Вот то, говорит нам автор, что неотвратимо ждет каждого в конце пути. 

А не про нас ли писал Искандер и ставил Оренов? Ну, конечно! Когда жизнь на волоске, и у тебя, зритель, все пронесется вмиг перед глазами. Ты вспомнишь все в деталях, даже запах рук у нянечки в роддоме. Вспомнишь, как долго и много ты работал, как сладко любил, как жестоко сражался, а какая-то мразь махнет топориком - и нет тебя.

Интересно решена сцена ухода Широколобого. Опускается белое полотно. На него проецируется море - Широколобый на фоне волн с Чайкой. Неожиданно из зала к сцене по проходу выходит великолепная лучница (чемпионка мира и Европы Анна Путцева!).

Грациозно натягивает тетиву - раз! Свет гаснет. В исполнении практически всей актерской труппы звучит Реквием.

Занавес. Аплодисменты. Поклон.

Светлана РОСЛЯКОВА  

 

Источник: "МК" в Хабаровске 4-11 апреля 2012 года



Информация опубликована: 05.04.2012 05:56


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27