Мужская профессия Андрея Крылова /Приамурские ведомости № 111 (7561) 08.10.2012 / Елена РОМАНОВА

 Сочинить танец, «увидев» его в одной мелодии или небольшой паузе в спектакле, которая требует, по мнению режиссера, пластической разрядки происходящих на сцене драматических событий, — нечто невероятное, необъяснимое с точки зрения физики и банального рационализма. Кажется, что это какой-то особенный дар, доступный очень избранным, и он никогда не станет навыком, которому можно обучить. Как показывает объективная реальность, так оно и есть. 

В Хабаровске профессионально успешных хореографов едва ли не меньше, чем театров. Это видно по афишам — одни и те же фамилии кочуют из одной постановки в другую, вне зависимости от театра и официального места работы хореографа-постановщика. В последние годы в этой маленькой, но очень талантливой группе появилось еще одно имя — Андрей Крылов, с недавнего времени главный балетмейстер Хабаровского краевого театра драмы и комедии, который сейчас по степени занятости занимает почти равные позиции наряду с гораздо более опытными коллегами. И это, как выясняется, совершенно заслуженно. 

На днях Андрею исполнилось тридцать лет. Возраст, когда молодой мужчина уже начинает делать выводы, насколько онсостоялся в жизни. Крылов понял, что ему не на что жаловаться судьбе. Напротив, есть чем гордиться и куда идти дальше. 

А началось все совершенно независимо от желания или ка-ких-либо планов со стороны самого Андрея. Действительно, вряд ли мама спрашивала у шестилетнего сына его согласия, когда привела учиться танцам в детский ансамбль «Мазлтов» в родном Биробиджане. Но уже через считанные месяцы Андрей навсегда полюбил то, что стало не просто его профессией, но и делом всей жизни. В памяти сохранились ощущения от первого концерта на центральной площади в День города. Этот первый робкий шаг по публичной сцене предопределил судьбу Андрея, весь день казался сплошным праздником, впечатлений добавила и связанная бабушкой специально к выступлению жилетка. Те же ощущения сопровождали все последующие годы его пребывания в ансамбле. Концерты, фестивали, смена костюмов, новые и все более сложные танцы, поддержки, общение, хорео-графические достижения, призы — все это, по выражению Андрея, «захлестнуло». В старших классах он занимался еще и в театральной студии, так что после танцев шел в соседнее здание Дома культуры, где репетировал сказки и утренники.

— В пятнадцать лет я уже точно знал, что и дальше буду заниматься танцами, даже если не профессионально, — вспоминает Андрей. — А когда после школы решил поступать в Хабаровский институт культуры, родители не понимали, ну что это за профессия — хореограф? Пытались отговорить, но отпустили. 

Ему посчастливилось попасть на экспериментальный курс самого, пожалуй, известного хабаровского балетмейстера Ольги Козорез. В тот год на хореографическом отделении наблюдался редкий мальчишечий аншлаг — вместе с Андреем поступили еще семеро. Уже на втором курсе они вышли на большую сцену — в спектакли краевого музыкального театра. 

Постепенно Андрея потянуло за рамки простого исполнителя чужих фантазий, он захотел ставить сам. Создал свой шоу-балет «Элит-дэнс», который можно увидеть на многих клубных и официальных городских мероприятиях. Тогда же Ольга Козорез, всегда видевшая в Андрее огромный потенциал не только танцовщика, но и балетмейстера, постепенно стала доверять ему участвовать в постановках музыкального театра. А в 2010 году художественный руководитель двух главных театров Хабаровского края Николай Евсеенко сделал Андрею предложение — стать главным балетмейстером театра драмы и комедии.

 — Было не страшно, — делится Андрей воспоминаниями о своих чувствах после такого заманчивого предложения. — Я просто растерялся, поскольку это очень серьезный шаг.

 Спустя два года сомнений в правильности выбора худрука и хореографа не осталось. Теперь каждое утро труппа обязательно собирается на занятие по пластике. И там не просто учатся «делать ножкой» или репетируют пару па для разбавления драматического действия. Андрей дает задания, больше похожие на спортивную тренировку, актеры качают пресс, растягивают мышцы параллельно с танцевальными экзерсисами... 

— По актерам было видно, что им трудно, но они старались, — даже с какой-то нежностью замечает Андрей. — За два года я еще больше их полюбил, они мне стали родными. С молодежью мы одного возраста, дружим, и если мне надо еще поработать с кем-то после занятий, никто никогда не отказывается. Я вижу в их глазах желание учиться и работать. Бывает, на репетициях кто-то жалуется — не могу, не буду делать. А потом выходит на сцену — и выдает по полной программе!

 — Получаю такое удовольствие, когда у них все получается, что поневоле сам пританцовываю, — улыбается Андрей. — Кстати, ни в одном драматическом театре нет такой хореографической подготовки для актеров — непрофессиональных танцоров.

Кроме того, благодаря Андрею в драмтеатре появилась своя балетная труппа — четыре юные выпускницы хореографического отделения ХГИИК, которых Андрей нашел, когда создавал свой шоу-балет, а теперь привел и в театр.

Первый же опыт Крылова на драматической сцене в должности главного балетмейстера обернулся огромным трудом со множеством осложнений. Сказка «12 месяцев» готовилась за считанные недели и стала самым музыкальным, танцевальным, пластичным спектаклем театра за последние годы. 

Репетировали практически в полевых условиях — не было площадки, сцена занята другими спектаклями — танцевали в декорационном цехе. Андрей командовал парадом, стоя на столе. Поздним вечером все в пыли, уставшие, но балетмейстер неумолим: «Еще разок!» — и двенадцать молодых мужчин снова кружатся в танце вокруг замерзшей сиротки... Зато спектакль хвалят критики и любят зрители, и в отличие от других сказок эта все еще находится в репертуаре и идет не только в новогодние каникулы. 

Нынешняя визитная карточка театра — «Горе от ума» в постановке москвича Никиты Ширяева, с которой начинается каждый сезон и все гастроли, — заставил Андрея понервничать уже на этапе знакомства с режиссером. 

Волновался до озноба, но поставил-таки во втором акте мазурку, которая теперь считается одним из самых сильных и красочных мест спектакля. Потом была «Тектоника чувств» — одна из любимейших постановок Андрея, где есть необычная сценография, интересное световое решение — все то, что он особенно любит. Вообще хореографический почерк Крылова, с годами становясь все отчетливее, как раз отличается стремлением к современным тенденциям, среди которых синтез различных направлений танцевального искусства. Возможностей совершенствоваться на Дальнем Востоке не так много, хорошей школой являются творческие лаборатории, организуемые СТД РФ. Но и этого Крылову мало: 

— Хочу выезжать на конкурсы как постановщик, вывозить свой коллектив — у них как раз тот возраст, когда надо много танцевать, показывать себя как балетных артистов. В России очень много таких конкурсов, интересных коллективов, свободных театров, которые делают неожиданные, невероятные вещи, у которых есть чему учиться. 

Старшие коллеги Андрея, наблюдавшие его творческий рост с первых дней появления в музыкальном театре, отзываются о нем очень тепло. Заслуженная артистка России, в прошлом ведущая солистка, отдавшая балету пятьдесят лет, а теперь административный сотрудник драмтеатра Нелли Ванзина говорит: 

— Андрей очень ранимый, настоящий романтик, но вместе с тем очень требовательный к своей работе. Смотрит каждый спектакль и никогда не пропускает ошибок. Сумел себя поста-вить в коллективе, несмотря на свой юный возраст, и умеет отстаивать свою позицию, может даже выгнать с репетиции за опоздание. В нем чувствуется уважение к профессии, к людям, поэтому все уважают и его, не слышала, чтобы кто-то был им недоволен. За эти годы Андрей незаметно вырос из артиста балета в руководителя, но продолжает танцевать и в музыкальном театре, правда, меньше. Когда он перешел в театр драмы и комедии, многие были в шоке — как можно было отпустить такого артиста? Но ему надо двигаться дальше, учиться — он очень способный. 

Конечно же, есть что рассказать о своем талантливом ученике и давшей ему путевку на большую сцену заслуженному работнику культуры РФ Ольге Козорез: 

— Из двадцати-тридцати студентов на курсе не всегда хотя бы один в итоге становится балетмейстером. Уметь видеть, думать, чувствовать, слушать музыку и все это соединить в танце дано очень немногим. В хореографии главное не придумать движения, а выразить, что ты хочешь сказать, кому и для чего? Институт может научить, как это сказать, а вот объяснить зачем — для этого нужен особый дар, который есть у Андрея Крылова. Как есть у него редкая способность обыкновенные вещи делать абсурдными, а потом опять — обычными. Я всегда выделяла Андрея среди его сокурсников за его умение танцевать чувствуя. Он всегда хотел сочинять, и создал свою сугубо балетную труппу, но так как работал в театре, то предложила попробовать себя в спектаклях. Для театрального балетмейстера необходимо умение работать с режиссером, выполнять режиссерские и драматургические задачи — у Андрея это получается хорошо и интересно. Примечательно, что он стремится к новому, изучает разные стили, ездит на семинары — поэтому его хореография отличается современностью. Сегодняшний театр требует соединения различных направлений и получения в итоге чего-то принципиально нового. Синтез современных танцевальных стилей позволяет делать Андрею интересные пластические зарисовки и даже пластико-хореографические мини-спектакли. Я желаю ему поставить главный в своей жизни спектакль, который будет интересен и ему самому, и зрителю. Верю, что Андрей сможет сделать из наших драматических артистов танцоров, чтобы они танцевали не думая, а играя.

Один из ведущих актеров хабаровского краевого театра драмы и комедии, по возрасту занимающий золотую середину между юношеством и заслуженными артистами, Виктор Асецкий выразил, пожалуй, общее мнение труппы, которая по утрам встречается с Андреем в театре по долгу службы, а вечерами часто по дружбе за его стенами: 

— Это полезный человек для театра и коллектива, — говорит Виктор. — Очень талантливый. Хочется, чтобы его было побольше, в том числе и на сцене. Театру не хватало балетмейстера, таких тренингов по пластике и сценическому движению, которые развивают, помогают нам на сцене в выполнении сложного пластического рисунка роли. Мы, артисты, хорошо принимаем только настоящих людей. Андрей именно такой, поэтому его приняли сразу. 

Бытует мнение, что танцы — не мужская профессия. Что это скорее развлечение для девочек и субтильных юношей, не имеющих понятия о мужественности. Но Андрей Крылов знает, что в тех же ежедневных классических занятиях у балетного станка физическая нагрузка гораздо жестче, чем во многих видах спорта, сравнимая с тренировками гимнастов, фигуристов... 

Андрей не спешит почивать на лаврах, а смотрит в ближайшее будущее и уверенно заявляет: «Столько всего уже случилось, но все еще впереди». 

Елена РОМАНОВА.

фото Ольги ПОЛОННИКОВОЙ.

 

Источник: Приамурские ведомости № 111 (7561) 08.10.2012



Информация опубликована: 10.10.2012 50:35


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27