Три беременности и одна старость / Приамурские ведомости № 3 (7598) 16.01.2013 / интервью с артистом Сергеем Красновым - Елена Романова

 Три беременности и одна старость 

Артист Сергей Краснов в каждой роли находит для себя бесценный опыт 

Мы привыкли считать, что настоящий герой – это такой густобровый брутальный мачо с пронзительным взглядом и железными нотками в голосе. Артист хабаровского краевого театра драмы и комедии Сергей Краснов – полная противоположность этого собирательного образа. Высокий, но очень худощавый, с вихрастой молодежной стрижкой и совсем мальчишеским блеском в глазах еще проходящего процесс возмужания молодого человека. И все же он – настоящий герой нашего времени. Именно такие ребята живут с нами рядом, в соседних домах, учатся в тех же школах и вузах, женятся на наших одноклассницах, или, наоборот, не женятся. Реальная жизнь редко отвечает классическим канонам театрального искусства – и сердце красавицы частенько начинает стучать быстрее при виде сутулого юноши с честными намерениями, не дожидаясь из заветной дали мифического рыцаря на боевом коне.

Ярко и недвусмысленно об этом говорятбуквально все персонажи Сергея Краснова. Несмотря на то, что его артистическая карьера только начинается, в послужном списке Сергея с каждым сезоном множатся большие, интересные роли.

Интересно, что первым в краевом драмтеатре оказался его старший брат, Андрей Краснов. Детсадовцем Сергей увидел брата в школьной постановке «Колобка» и заявил родителям, что тоже хочет на сцену. Занятия в сахалинской школе искусств после переезда в Хабаровск продолжились сценическими опытами в любительском театре «Весна».Тогда Сергей уже знал, что после школы будет поступать в тот же вуз, что и его старший брат.

Когда Андрей учился на втором курсе хабаровского института искусств и культуры, его вместе с несколькими другими сокурсниками пригласили в массовку в один из спектаклей, многие ребята остались здесь после учебы. Спустя несколько лет ситуация повторилась — в готовящуюся к постановке «Свадьбу Кречинского» понадобились молодые танцующие артисты. Сергей тогда учился на третьем курсе актерского отделения, и по рекомендации брата отправился на подмостки. За первой ролью стали появляться другие, так что вопросов, куда пойти работать, у Сергея попросту не возникло. Утро после выпускного вечера он провел на репетиции сказки «Русская соль», где играл главного героя.

Впрочем, вначале его как будто преследовал какой-то злой рок. Это были смутные времена для театра, менялось руководство, перекраивался репертуар, вырабатывалась принципиально иная управленческая и творческая политика. Спектакли предыдущего главрежа, на службу к которому устраивался Сергей Краснов, режиссера хорошего, но со своим особенным видением,  оказавшимся чуждым хабаровскому зрителю, уходили  из репертуара через считанные месяцы после премьеры. «Русскую соль» подготовили к концу очередного сезона и отправили на гастроли, из которых на родную сцену она уже не вернулась. Опытдругого режиссера — драма «Вкус меда» — выдержал всего четыре показа.

Впору было бы отчаяться, но на смену одним ролям сразу же приходили другие и сожалеть о чем-либо Сергею было просто некогда. Появлялись спектакли, в которых он мог попробовать себя в том или ином образе, но пока так и не пришел к воплощению своей творческой мечты — сыграть человека сильного морально и физически. Однако, Сергей не собирается становиться заложником своей фактуры. И уверен, что когда-нибудь докажет очередному режиссеру, что он может.

А пока ему предлагаютгероев, если и соответствующих образу мечты, то наполовину.  Джефри в спектакле «Вкус меда»,  сбегающий от  любимой женщины, Алексей из «Очень простой истории», которая разрешается благополучно, но без его деятельного участия…  Особняком стоит роль Дюши в молодежной драме «Убийца», где артисту приходится выкладываться на все сто, мобилизовать все физические и моральные силы, как того требует персонаж, попавший в сложнейшую жизненную ситуацию и с большим трудом и риском выпутывающийся из нее.

Особенной любовью у артистов пользуются характерные роли, где обилие текста и времени нахожденияперсонажа на сцене уступают возможности одним-двумя яркими выходами вжиться в совершенно непохожего на тебя реального, человека. Сергею это удалось в «Широколобом», спектакле с большим количеством действующих лиц, где Краснов сыграл двух персонажей. С одним  из них — старым работником бойни — пришлось особенно нелегко и оттого еще интересней. Как двадцатипятилетнему парню сыграть старика? Сначала работали над физикой — он держался за спину, хромал, но для полного «Верю!» чего-то не хватало, несмотря на характерный грим. На перерыве Сергея осенило — то, что не получается убедительновыразить через движение, можно усилить речью! В тексте персонажа много шипящих и свистящих, артист сделал их произношение «деффектным», как, по его мнению, мог бы говорить беззубый старик, добавил надсадного хрипа — и роль получилась.

— Любая роль оставляет опыт, отпечаток, поскольку в каждый образ вживаешься на два-три часа несколько раз в месяц, — рассказывает Сергей. — Вживаешься в мысли, которые никогда бы сам не подумал. И организм привыкает, вырабатывается некий рычаг, которым можно пользоваться на сцене.

Но нигде еще Краснов не оказывался так надолго в центре внимания зрителя, как в новой мелодраме  театра драмы и комедии «Виктория». Собственно, вся постановка держится на двух героях — Семене и Виктории. По мнению режиссера Владимира Оренова, Сергей как раз дорос до такой большой, сложной, ответственной работы. А сам артист и вовсе считает ее своей большой творческой удачей.

— Повезло мне с этой ролью, — признается Сергей. – Прежде я еще никогда не работал с таким объемом. И тут дело не только в количестве текста. Проделана очень большая физическая и интеллектуальная работа. Физически в этом спектакле многое делается буквально на грани возможности. Например, в финале надо произносить текст с надрывом, и при этом выносить на сцену и расставлять  огромные тяжелые куклы, и чатсто надо выполнять много задач одновременно, большая нагрузка на голос... Сложности добавило то, что режиссер раскрыл пьесу совсем не так, как ее прочел я. Вначале я решил, что это мелодрама о любви. Но оказалось, что любовь в этой пьесе на втором плане, а главная мысль — о внутренней победе человека над обстоятельствами, о свободе и несвободе. На репетициях я быстро понимал, что от меня требуется технически,  и только на прогонах увидел своего персонажа и построил роль внутри себя. Она раскрывает меня как-то по-новому, таким, каким меня еще не видели. Поэтому я надеюсь, что однажды режиссер не будет смотреть на внешность и поймет, что я могу играть человека, сильного и морально, и физически, я это в себе чувствую. Кстати, это уже третий мой спектакль, связанный с беременностью — не знаю, на что намекает Судьба, к чему готовит меня сцена?

Людям, далеким от творческих эмпирей, с рациональным мышлением, сложно понять, почему молодые парни добровольно выбирают профессию, в которой никогда не бывает больших денег, выгодной карьеры, перспектив финансового роста. Поговорка «не в деньгах счастье» как нельзя лучше отражает суть актерской службы, в данном случае — скорее, служения. Сергей признается:

— Недавно понял, что я оптимист. Работа составляет большую часть нашей жизни. А как можно почти все свое время заниматься тем, что не любишь? Куда тратить деньги, еслипостоянно работаешь? В театре я провожу почти все свое время, и люблю делать то, что делаю здесь.Да и человекпо сути существо жадное — сколько бы ни получал, всегда будет мало…

Конечно, он не отказывается от подработок — халтурки кормят актеров щедрее, чем служебный оклад — но говорит, что соглашается на ведение корпоративов и прочие «елки» редко, и если предложение совсем не нравится, не берется.

За последние три года Сергей сыграл достаточно, чтобы не чувствовать себя невостребованным, и считает, что главное — не потерять запал. Впрочем, ни первое, ни второе ему не грозит. Он попросту не оставляет судьбе шансов забыть его или обнести удачей. И, в отличие от большинства коллег, пишет творческие заявки. Распределение ролей в театре происходит авторитарным методом. Режиссер проводит кастинг — вызывает всех артистов, соответствующих персонажам по возрасту, проводит совместную читку пьесы, и в итоге выбирает тех, кто, по его мнению, лучше справился.

Но не всегда за несколько минут можно себя показать, считает Сергей Краснов. Так случилось на читке одного из первых спектаклей с участием артиста. За персонажа читали по очереди несколько парней, в конце режиссер назвал фамилии, своей Сергей не услышал. Пришел домой и понял, что очень хочет эту роль. Попросился на репетицию, попробовал еще раз — и режиссер разглядел в нем того самого героя. Потом ситуация повторилась в другом спектакле…

— Пока молод, нужно работать, — считает Сергей. — Везет тому, кто везет. Если что-то не получается само собой, надо этогодобиваться. Я согласен с мнением, что желание работать лучше, чем нежелание это делать.

По всей видимости, так и приходят к успеху — через поиски, настойчивость, оптимизм и мечту — которая обязательно сбудется, если не только сильно захотеть, но и очень постараться.

Елена РОМАНОВА.

Три беременности и одна старость / Приамурские ведомости № 3 (7598) 16.01.2013 / интервью с артистом Сергеем Красновым - Елена Романова

 

Источник: Приамурские ведомости № 3 (7598) 16.01.2013



Информация опубликована: 23.01.2013 41:06

При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.