Летит душа над камерным театром / Молодой дальневосточник

Краевой театр драмы и комедии открыл Малую сцену двумя очень непростыми спектаклями - "Возчик" и "Леди Макбет Мценского уезда".

В небольшом зале - шесть рядов по девять мест в каждом. К своему месту приходится пробираться через сцену. В эти несколько мгновений внезапно сам становишься актером, который делает на глазах у счастливчиков-зрителей, успевших придти раньше, несколько неловких движений. Тем более, что и настоящие актеры рядом: притаились за почти невесомыми декорациями или сидят тут же на скамейке. Обстановка такая камерная, что временами даже становится страшно. Думаешь, не со мной ли это происходит, не я ли герой спектакля.

Может, именно поэтому два произведения, которыми открывали Малую сцену в краевом театре драмы и комедии, бередят душу до самой глубины. Там скрывается животный страх, кипят страсти, доходящие до умопомешательства, бродит подлость, но и растет внутреннее самоуважение, которое сильнее смерти. Оба спектакля, проходящие в камерном зале, ведут нас... в камеру. "Возчик" - это производственная драма из жизни работников НКВД, "Леди Макбет Мценского уезда" - репортаж из зала суда.

И там, и здесь герои - судьи и подозреваемые, а затем осужденные. Там и здесь сначала ищут вину, а затем за нее карают. Судьи не ведают сомнений по поводу справедливости приговора, преступники не считают себя виноватыми.

Но на этом схожесть спектаклей заканчивается. Две судебных России - 30- е годы XX века и середина XIX - это два взгляда на ощущение себя народом в своей стране. Драма "Возчик" затрагивает один из страшных периодов истории - разгул сталинских репрессий. Об этом много писали - сохранилась документальная литература, есть мемуары и художественные произведения. Но кажется, впервые мы так близко подошли к камерам, где ломали на допросах - в прямом и переносном смысле, заставляя клеветать на себя, друзей и близких, выбивали лживые показания, на основании которых выносили карательные приговоры. Которые вершили тоже - в камере.

Смерть бродила по застенкам НКВД, как бродит кроткий возчик - призрак, увидеть которого дано не всем. Только самым кровавым палачам и только когда они на крошечную долю секунды, в темноте и одиночестве, задумываются над ежедневным кошмаром. Сквозь бодрые речевки о том, как "хорошо в стране советской жить", глушащие сознание как мантры, очень тихо пробиваются общечеловеческие заповеди - не убий, не солги, не предай.

Каждый в этом мире проживает две жизни: внешнюю и внутреннюю. Тот, кто карабкается вверх по социальной лестнице, получая награды за увеличение числа расстрелов и похвалы за раскрытие заговоров против советской власти, стремительно теряет человеческий облик. Другой, спасая близких, теряет не только социальные статусы, но самое драгоценное - жизнь. Но внезапно оказывается, что в этом мире важнее сохранить даже не жизнь, а душу.

Автор пьесы Виктор Калитвянский прилетел на премьеру своей пьесы из Подмосквья. Он признается, что с огромным удовольствием дважды посмотрел спектакль "Возчик" на Малой сцене и рад, что к его произведению отнеслись бережно, а все небольшие изменения пошли пьесе даже на пользу.

- Игра актеров просто превосходна, - говорит Виктор Иванович. - Хоть я и знаю свою пьесу наизусть, смотреть было невероятно интересно.

Действительно хочется отметить прекрасную игру актеров - Владимира Паршева (он же - режиссер спектакля), Лидии Феклистовой, Сергея Дорогого, Сергея Лычева, Юрия Ичетовкина, Евгения Путивца, Александра Сафронова, Елены Пушенко, Евгения Монолатия, Людмилы Романенко и Юрия Шаклеина, которым удалось создать на небольшой сцене атмосферу такой искренности, что временами хотелось даже вмешаться в спектакль, чтобы остановить "злодеев" и спасти "героев".

Второй спектакль - совсем другого рода. "Леди Макбет Мценского уезда" - это драма из очень личной жизни. Вместе с Лесковым и режиссером Татьяной Уфимцевой нам удается заглянуть "за стекло" купеческой жизни середины XIX века. "Скука русская, скука купеческого дома, от которой весело, говорят, даже удавиться", - замечает Лесков. Он написал небольшую повесть о купчихе Екатерине Измайловой, отталкиваясь от детских воспоминаний: когда-то он увидел, как пороли красавицу, которая убила своего свекра, налив ему в ухо расплавленный сургуч.

Вся история была такой жуткой, что даже писатель во время работы над повестью испытал немало тяжелых минут. "С тех пор избегаю описания таких ужасов», - признавался Лесков. Атмосфера мрачная и тяжелая присутствует в спектакле Татьяны Уфимцевой. Стены забраны черным, все герои носят темную одежду, из декораций - лишь двухярусная тюремная койка, железная дверь и стол следователя. Все действие пьесы происходит в тюрьме, где во время допроса купчихи Екатерины Измайловой, подозреваемой в убийстве свекра, мужа и малолетнего племянника, мы узнаем историю любви.

Вот тогда появляются яркие краски: красная блуза самой Катерины, алая рубашка ее любимого - Сергея. Появляется большая кровать, движется-играет прозрачный занавес, звучит песня о душе, которая мечтает улететь... "Развернулась она вдруг во всю ширь своей проснувшейся натуры и такая стала решительная, что и унять ее нельзя", - говорит Лесков. В спектакле Катерина из скованной, забитой родными женщины превращается в любящую, а значит, живую. Сергей "расколдовывает" ее.

Но недолго длится счастье. "Мужчины!" - сказали бы современные дамы-феминистки. - "Все из-за них". Они дают счастье, они же отнимают. Женщина - всего лишь инструмент в их руках. Вот и совершающая драму любви Катерина Львовна неминуемо идет ко дну, предпочитая оставаться живой даже вопреки разлюбившему ее Сергею. Можно только позавидовать зрителям, которые еще не побывали в Малом зале. Впрочем, все впереди. До новых встреч в театре!

Лина Толкина
Фото Игоря Чуракова

Источник: Молодой дальневосточник, 26.02.2014

В формате PDF на сайте PRESSA-ONLINE.COM

Летит душа над камерным театром / Молодой дальневосточник


Информация опубликована: 26.02.2014 13:00


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27