Эдуард Радзюкевич о спектакле «Новый год Forever», драйве кино и театральном искусстве

Если кто-нибудь из вас, уважаемые читатели, случайно встретит на улицах Хабаровска человека, похожего на Эдуарда Радзюкевича, не подумайте, что это его двойник. Известный артист, режиссер, продюсер, сценарист и педагог сейчас действительно находится в дальневосточной столице и в Хабаровском краевом театре драмы ставит спектакль «Новый год Forever» по пьесе Елены Скороходовой. Премьера состоится 6 и 7 ноября.

Местные поклонники Мельпомены уже стали привыкать к тому, что к нам охотно едут маститые режиссеры. Среди них Дмитрий Астрахан, Валерий Саркисов, Родион Овчинников... Все это происходит благодаря личным контактам директора театра драмы Алексея Туркалова с мэтрами. Удалось Алексею Олеговичу договориться и с Эдуардом Радзюкевичем, который, несмотря на занятость, откликнулся на приглашение.

А график у Эдуарда Владимировича действительно жесткий. После премьеры в Хабаровске режиссер тут же мчится в Санкт-Петербург, где ставит антрепризу «Три мужа, одна жена». Радзюкевич, как он сам говорит, умеет на лету перестраиваться и быстро включаться в работу. Потому что всю жизнь занимается любимым делом, а это очень важно.

Нашел Эдуард Владимирович время и для беседы с нашим корреспондентом. Проговорили мы целый час, который пролетел незаметно. Юморист на экране, Радзюкевич и в жизни такой же балагур, весельчак, хотя и говорит серьезные вещи. Создалось впечатление, что я побывал на комедийном скетч-шоу «6 кадров», который не без успеха шел на протяжении десяти лет на канале СТС.

— В свое время я приезжал в Хабаровск на гастроли, — рассказывает Эдуард Владимирович. — А за последние несколько месяцев оказываюсь у вас уже второй раз. В июле выбрал актеров, мы начали репетировать. Сейчас вот вышли, так сказать, на финишную прямую. Что могу сказать об актерах? Молодые ребята, глаза горят, работать приятно... И, как говорится, слава богу. А там посмотрим. У нас только 21 октября состоялась первая репетиция на ногах, непосредственно на сцене. До этого же был так называемый застольный период. Я никогда не тороплюсь выходить из-за стола.

— Почему ваш выбор пал именно на пьесу «Новый год Forever»?

— Мне нравится, как пишет Лена Скороходова. Она сама актриса, окончила в свое время Щукинское училище. При том, что Скороходова еще училась в математической школе и является мастером спорта СССР по фигурному катанию. Такая вот разносторонняя личность! Но так вышло, что к ее творчеству обращаюсь впервые. Хотя у меня есть задумка поставить еще одну пьесу Лены. Что же касается спектакля в Хабаровске... В нем задействованы шесть персонажей. Летом было пять, а еще один — на экране. Но мы с Леной решили второй акт пьесы переписать. Профессор Тугомыслинский, который в первоначальном варианте должен был вещать с экрана, появляется на сцене. Больше завернули любовной темы. Поэтому даже Тугомыслинский у нас влюбляется. Не буду раскрывать всех тонкостей, пусть это останется пока тайной. Скажу лишь, что сцена будет завалена ящиками коньяка и... парашютным шелком. Пользуясь случаем, хочу поблагодарить командование Воздушно-десантных войск России, которое любезно предоставило списанные парашюты.

О чем сама пьеса? По большому счету, вся приличная драматургия заключается в том, что более-менее талантливый человек в любой области испытывает кризис. Мы и так по жизни одиноки. А уж если говорить о главном герое спектакля Фиме, то он у нас просто гений, поэтому совсем одинок и непонятен. Но так получается, что если ты честен к своему делу, профессии, женщине, то рано или поздно воздастся. Вообще стараюсь сделать так, чтобы спектакль всегда был с хорошим финалом. Неважно с каким — с убийством или открытым финалом, но обязательно с хорошим. Главное, чтобы зритель остался доволен.

— Будем надеяться, публика по достоинству оценит вашу работу на хабаровской сцене. Вы обмолвились, что ставите «Новый год Forever» впервые. Будете ли еще обращаться к этой пьесе?

— Нет, поставлю ее только в Хабаровске. Терпеть не могу обращаться к одной и той же теме по несколько раз. Хотя знаю таких режиссеров, кто поставит, скажем, «Буратино» и пока всю страну не удивит своим творением, не успокоится. Это же так скучно. Я же делаю только то, что мне интересно. Поэтому никогда не служил ни в одном государственном театре. Ни от кого не завишу: ни от профсоюза, ни от директора, ни от буфета... У меня есть конкретный договор: пришел, отработал, и все. Я вообще за договорную систему в театре

— Эдуард Владимирович, вас многие воспринимают как комедийного актера. Наверное, вам и ставить комедию более по душе?

— Я бы так не сказал. У меня драматическое образование. Мне не важно, что ставить. Если могу сделать комедию, то могу поставить все что угодно. И уж тем более драму. Говорите, меня воспринимают как комедийного персонажа? Да ради бога (улыбается). У меня так жизнь сложилась. Вообще, считаю комедию самым сложным жанром (хотя многие почему-то считают его легким). Это ювелирный жанр. Комедиографов у нас единицы, режиссеров, которые умеют снимать смешное кино, тоже мало, актеров — тем более. Все это штучный товар.

— В юности вы, похоже, не собирались идти в актеры?

— Да, мечтал продолжить семейную традицию и стать пограничником, как папа и старший брат. Брат, кстати, служил в Бикине, в 101-0м погранотряде. Поэтому после школы подал документы в Высшее пограничное командное училище имени Моссовета. И вдруг меня комиссовали... Что делать? Поразмыслив, поступил в радиотехнический институт на вечернее отделение и пошел работать на завод. Но при этом еще играл на гитаре и пел за ветеринарную академию. Надо сказать, что еще в детстве занимался в музыкальной школе по классу баяна, играл в самодеятельности. Так что интерес к актерству все же проявлял. И когда мне учеба в радиотехническом институте окончательно надоела, решил в корне поменять судьбу, о чем, разумеется, не жалею. Поступил в Щукинское училище, после его окончания основали с друзьями театр «Ученая обезьяна». И пошло-поехало...

— И все же наибольшее признание зрителей, очевидно, пришло после того, как вы попали в телевизионную программу «6 кадров» и на протяжении десяти лет (такой стабильности в наше время можно только позавидовать!) вместе с Федором Добронравовым, Андреем Кайковым, Галиной Даниловой, Ириной Медведевой и другими смешили людей. Сейчас этот проект закрыт. В чем причины?

— Да, мы столько лет, несмотря ни на что, держали планку. Не позволяли продюсерам измываться над собой, если надо, бунтовали, боролись с ними. Имели влияние и на сценарном уровне, хотя тексты писали совсем другие люди. Почему «6 кадров» больше нет? Дело в том, что ушел человек, который все это затеял, — Вячеслав Муругов, все эти годы возглавлявший СТС. Пришли новые люди, и они пока в раздумьях. Поэтому и возникла пауза. А там посмотрим... В любом случае, мы при любимом деле. Ведь мы же не кавээнщики, а профессионалы. Жизнь бурлит: отработал я, скажем, на программе и побежал в спектакле играть, а потом еще ночная съемка. Возвращаюсь с гастролей, а утром уже репетиция. И так по кругу...

— Да уж, с таким плотным графиком без работы вы точно не останетесь. Кстати, какими проектами занимаетесь сейчас?

— Есть у меня в планах свои новые фильмы, но в данный момент занимаюсь немного другим делом. Понимаете, есть картины, которые уже сняли, смонтировали, но их надо сделать немного веселее что ли. В кино все можно, это ведь не театр. Артисты, например, сыграли сцену, а я вкладываю в их уста совершенно другой текст. Мне легко дается это, потому что сам пишу, знаю изнанку и актерскую, и режиссерскую, и сценарную. Вот так мы делаем из драмы комедию и наоборот. И получается качественный продукт, который потом выходит на экран.

— А сами какие фильмы любите?

— Обожаю остросюжетное кино, детективы по произведениям Агаты Кристи... А вообще смотрю практически все, что выходит. Зачем? Я должен говорить на одном языке со своими врагами (улыбается). Знаете, сейчас стало модно такое: человек ничего не читает, не смотрит, но при этом осуждает тот или иной фильм или спектакль и выносит свое «экспертное» мнение. Вот это больше всего убивает.

— Эдуард Владимирович, проекты, в которых вы участвовали, хорошо известны многим зрителям.. Среди них — ситкомы «Моя прекрасная няня», «Папины дочки», несколько серий «Сватов», фильм «All inclusive, или Все включено!» и другие. Какая из работ вам особо дорога?

— Все свои фильмы считаю любимыми, но никогда их не пересматриваю. С каждой новой картиной приобретаю определенный опыт. Возьмем, к примеру, продолжение ленты «All inclusive, или Все включено!», в которой я был и автором сценария, и режиссером, и продюсером, и актером. Это было нечто! Судите сами: за две недели до начала работы над картиной у нас слетает исполнительный продюсер. И тут выяснилось, что ни у одного из актеров нет договора. А Федор Добронравов, который должен был сниматься у нас в Турции, занят на спектаклях в Москве. Я приехал к худруку театра Александру Ширвиндту. Он мне Федю поначалу вообще отдавать не хотел. Говорю: «Мне надо двенадцать съемочных дней». Он в ответ: «Четыре, и свободен». Только из-за большой любви ко мне (улыбается) Александр Анатольевич дал мне восемь съемочных дней. Пришлось перекраивать сценарий и в авральном режиме готовить эпизоды с Добронравовым. Но зато, пройдя через такое горнило, могу сказать, что теперь мне ничего не страшно. А вообще, кино — это драйв! Надо только снимать не за три копейки, пригласить людей, которые хорошо пишут, стоящих актеров... Вон посмотрите на Америку: там если кино снимается, предположим, три месяца, подготовительный период длится год.

— Однако вернемся к театру. Здесь ведь тоже есть свой драйв?

— Безусловно. В театр ходили, ходят и будут ходить. Он проверен веками. Понятно, что кино при его зрелищности выглядит мощно. Но театр — это словно непотопляемая лодка капитана Немо. Ведь в театре все происходит здесь и сейчас. При зрителях актеры плачут, смеются, и эта энергия переходит в зал. Вот что самое ценное! Недавно был свидетелем, как актриса во время спектакля упала в обморок прямо на сцене. По пьесе она беременна, и так все было преподнесено, что никто из зрителей не догадался, что это настоящий обморок. Между тем, актрисе дали отдышаться нашатырем, и действие продолжалось. Так что театр — это настоящее искусство. Поэтому мы его и любим.

Беседовал
Дмитрий ИГОЛИНСКИЙ

 

Источник: АмурПРЕСС



Информация опубликована: 06.11.2015 24:08


При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.

Разработка и сопровождение сайта alkis27