Герой нашего времени / Приамурские ведомости № 1 (7551) 12 января 2011 года / интервью с Виктором Асецким / Елена Романова

 Приамурские ведомости / Культура / № 1 (7251) 12.01.2011

Он появился в краевом театре драмы и комедии всего полтора года назад, но сразу же стал одним из самых востребованных актеров. С тех пор в большинстве премьер ему достаются главные роли. Виктор Асецкий — яркий представитель амплуа героя, которых так не хватает в последнее время российским театрам. Статный молодой мужчина с приятными чертами лица и красивым голосом, идеально подходящий на роли любовников, конечно же, явился ценным приобретением для театра, давно уже нуждавшегося в таких вот исполнителях.

Еще быстрее Виктор влился в коллектив. Но это неудивительно, ведь нынешнее его поступление в труппу — второе, как он говорит, пришествие. Актерская карьера Виктора Асецкого началась в драмтеатре еще в пору его учебы в Хабаровском государственном институте искусств и культуры. Тогда его, третьекурсника, пригласил в спектакль «Эти свободные бабочки» знаковый для хабаровских театралов режиссер Мирослав Кацель. Получив главную, сложнейшую роль слепого юноши, который в своем недуге все же ищет любовь и находит ее, проживая сильнейшие страсти и терзания, Виктор Асецкий определил свое будущее. Заканчивая учебу, он уже знал, куда пойдет работать.

Следующие несколько лет он играл и героические, и характерные роли, был «чемпионом» по вводам. Так бывает, что в последний момент перед началом спектак­ля занятый в нем актер не может выйти на сцену. Несколько раз Виктору приходилось спасать положение, бросаясь на амбразуру всем своим дарованием. Наутро после выпускного в институте он отправился в театр на репетицию детской сказки, а вечером уже играл в ней. Такой старт предопределил дальнейшую репутацию Асецкого как актера, готового к любым неожиданностям.

И следующий случай не заставил себя ждать. О своем вводе в постановку «Чума на оба ваши дома» он узнал за пятнадцать минут до спектакля, не зная ни роли, ни текста. Часть текста не успел даже прочитать. Виктора выручил партнер по сцене Игорь Митрошин, который повернулся спиной к залу и шептал слова юного коллеги, отвечая на реплики уже своим нормальным голосом. Разговаривая, таким образом, сам с собой. По времени сцена растянулась вдвое, но спектакль был спасен.

На пороге нового тысячелетия Виктор покинул театр. Как он говорит, по семейным обстоятельствам. Возможно, здесь свое значение имел и тот факт, что актеру невозможно просуществовать на официальную зарплату, поэтому служители Мельпомены ищут заработок на стороне. Еще во время службы в театре Виктор сотрудничал с местным телеканалом, где мог реализоваться в режиссерской профессии, прописанной у него в дипломе. Так что следую­­щее десятилетие он полностью посвятил телевидению, режиссируя программы в основном коммерчес­кого содержания, снимая заказные фильмы и путешествуя по миру для съемок одной из своих авторских программ.

И все же в мае 2009 года Виктор вернулся на родную сцену. Как и в первый раз, сразу на главную роль — в «Доходном месте» по Островскому. Десять лет назад он уже играл в спектакле Кацеля по этой пьесе. Тогда ему досталась роль Белогубова — трусливого подобострастного чиновника, напрочь потерявшего чувство собственного достоинства в стремлении продвинуться по карьерной лестнице. Теперь же Асецкий переквалифицировался в пламенного революционера Жадова, выступающего против коррупции в чиновничьих кругах и призывающего всех окружающих к новому светлому будущему.

Виктор одинаково комфортно чувствовал себя в обеих ролях. Белогубовым его назначил все тот же Кацель, который был известен особенным чутьем на драматургию, богатой фантазией и хорошим вкусом, отличаясь так называемой актерской режиссурой. Из персонажа второго плана Кацель сделал Белогубова полноценным главным героем постановки, так что Виктору Асецкому удалось сыграть две главные роли в одном спектакле. Как знать, не придется ли ему однажды сыграть и «главного негодяя» пьесы, чиновника преклонных лет Вышневского?

Если такое и случится, то еще очень не скоро. А сам Асецкий даже несколько сожалеет о своем амплуа. В 36 лет его все еще занимают на роли юных покорителей сердец, не беря во внимание, что сам актер вполне чувствует свой возраст по паспорту и готов к более солидным предложениям. Виной тому внешность Виктора. Кажется, что с ним невозможно сделать неудачной фотографии. Он и в жизни, и на сцене, и на любом изображении все еще весьма привлекательный молодой человек с модной стрижкой, пронзительно-голубыми глазами и очаровательной улыбкой.

— Когда я вернулся в драму, было смешно слышать, как обо мне говорили: «В театре появился молодой герой», — говорит Асецкий. — Обидно, что не получаю ролей своего возраста, но надеюсь, что мне посмотрят однажды в паспорт.

Следующая роль после Жадова ему попалась опять-таки любовно-героическая. В спектакле «В ожидании седьмой луны» он снова играл «юношу бледного со взором горящим» — крайне романтичного молодого человека, жаждущего нежных чувств.

При этом сам Асецкий изначально не считал себя героем. По своей собственной психофизике ему были ближе характерные роли. Эту черту в актере подметил приглашенный в Хабаровск режиссер Максим Кальсин, который поставил популярнейший во многих театрах, в том числе зарубежных, и даже в самом МХАТе спектакль «Примадонны».

Комедия-каскад с многочисленными переодеваниями, феерическими костюмами, бесконечным потоком все время меняющихся ситуаций, конфликтов и неожиданных перевоплощений стала финальным аккордом прошлого театрального сезона и раскрыла Виктора Асецкого как яркого комедийного актера. Эту комедию невозможно смот­реть, скептически прищурясь и оценивая те или иные прие­­мы режиссуры и актерской игры. Хочется просто наслаждаться происходящим на сцене и смеяться от души. И Асецкий работает в ней с удовольствием.

— Каскадная комедия требует лошадиных сил. Но если есть хорошая драматургия и очень качественная постановка — когда весь спектакль балансируешь на грани дозволенного, но не скатываешься в пошлятину — эта работа в удовольст­вие. После сдачи спектакля мне было жаль, что все закончилось, — признается актер.

Год назад в преддверии зимних каникул у Асецкого появилась, наконец, возможность реализоваться в своей основной профессии — теат­ральной режиссуре. Он поставил в театре драмы сказку «Аладдин и волшебная лампа». На самом деле это далеко не дебют Виктора Асецкого как режиссера. Опыт постановки детской сказки был у него еще в первом пришест­вии в театр драмы. На более глобальные постановки он пока замахнуться не может — сцена краевого театра драмы и комедии слишком серьезное место для того, чтобы доверить на ней постановку большого серьезного спектакля неизвестному начинающему режиссеру. Даже если режиссер считает себя вполне достойным такой работы.

А в конце прошлого века Виктор Асецкий состоялся и как педагог. Сначала — как ассистент своего мастера Натальи Ференцевой. Потом получил неожиданное предложение от тогдашнего завкафедрой Станислава Лукьянова помочь с заочниками — будущими режиссерами массовых праздников. Тогда в Хабаровском государственном институте искусств и культуры проводили эксперимент: студентам отделения преподавали классическую театральную режиссуру.

За сорок дней сессии Виктор Асецкий с первокурсниками, большинство из которых — уже состоявшиеся взрослые люди, пришедшие в институт не столько за дополнительными знаниями, сколько за дипломом о высшем образовании, подготовили и сдали экзамены и по этюдам, и по советским рассказам, на что студентам дневного отделения в теат­ральных институтах отводится целый год. Асецкий выручил коллегу, помог заочникам и благополучно забыл о них. Каково же было его удивление, когда через год ему позвонили студенты с вопросом: «Когда вы к нам придете?». Оказалось, в расписании стояли пары с его фамилией в качестве преподавателя. Виктор, как он говорит, «зацепился» за своих заочников и вел их уже до самого диплома. Ему нравилось, что его «дети» не искали легких путей, отдавая предпочтение при выборе драматургии довольно сложному материалу.

— Они брали высокую планку, сами того не зная, — вспоминает Виктор, — а я им не говорил. На втором курсе они взяли сказку Устинова, драматурга, который отличается весьма мрачными сюжетами. Начинается сказка обычно с того, что солдат только что убил своего друга, или у ежихи съели ее детей. Такие вот «детские» сказки. Но мы справились.

В премьерном спектакле «Горе от ума» нового сезона в краевом театре драмы и комедии Виктор Асецкий играет Чацкого, обозначенного драматургом юношей от силы лет двадцати. Но актер считает, что если есть интересная роль и интересная режиссура, как в данном случае, то он готов бегать по сцене хоть в коротких штанишках. При этом не бросает своих режиссерских задумок, подработки на телевидении, ждет новых предложений по преподавательской линии. Такой он — Виктор Асецкий, герой нашего времени, актер, режиссер, педагог и просто красивый мужчина без определенного возраста.

Елена РОМАНОВА.

фото - Степан КИЯНОВ
 

http://www.priamurka.ru/node/6321



Информация опубликована: 18.01.2011 39:14

При использовании материалов сайта активная ссылка на источник обязательна.